Как выглядит кок любви в игре целуй и знакомься

Мороз Ольга Игоревна. Путь к победе

Потом нужно обновить страницу с игрой "Целуй и знакомься". я если я буду покупать вип в вк в игре цз у меня появится кок любви?. благостной, скромной в жизни, деятельной в любви, благород ной в славе Оттого, что барышня умела играть, она казалась Агра фене не совсем. Коктейль любви в "Целуй и знакомься" появится в подарках, после того как игрок купит сердечки у приложения. Потом нужно обновить.

Мочератор на цвет и запах как моча - желтый, АЛСО красные хомяки это топ клуба. Баны в приложении выписываются навсегда, так что надо регистрировать новую страницу вконтакте. В это занимает 5 минут и совершенно бесплатно.

Посмотри видео и разберись один раз - к вечеру заведешь хоть двадцать фейков.

КОГДА МЫ ВКЛУБЕ KOK'S GIFT EDITION! Заходим в konspamysve.tk, - /Б/ред - М.Двач

Способ не особо трудный и рабочий - проверено ИТТ сотней анонов https: Как зарегать фейк без ебли, описанной на ютубе! Копируем номер прямо как есть в профиле Textnow! Номер может быть не принят и придется регать еще! СМС тоже не доходят до него, поэтому ждем минуту и тогда у нас появляется опция чтобы пашин робот нам позвонил! Параллельно держим сайт Textnow и получаем звонок прямо из ануса пашиной мамаши, которая продиктует нам код активации!

Никакой ёбли с проксями и пейсбуком, с которого на Textnow через жопу идут СМС! Создавай правдоподобный фейк Моча и особенно Главмоча сразу замечают среди толпы пакеты на голове и скрины из аниме.

В первую очередь они подозревают кунов, поскольку в основном за все набеги фигурировали именно они, поэтому анону для маскировки следует создавать тянский фейк с нормальными именем и фамилией и рандомной тянской фотографией из гугла. Соблюдай радиотишину Большинство анонов ошибаются, засирая чат раньше положенного времени бессмысленными фразами, поскольку в случае прибытия мочи они попадают под струю банхаммер первыми.

Как наебать мочу и хомячье! Лучше некоторое время подождать, слится с толпой, чтобы моча обращала внимания на новоприбывших. Тоже самое с лайком. Мимикрирование под быдло и хомячье. А вы, Моратти, кажется, забыли, что я еще на прошлой неделе при казал вам покончить с голодом? Как может одна Скандинавия прокормить всю остальную Европу?

Немедленно изыщите способ пополнить запасы продовольствия. Против нас будто ополчились и Бог, и природа… — Молчать! Мессия вытянул в сторону Моратти уже обритый указательный палец: Разумеется, помимо тех, что пытался тут излагать ваш бывший шеф.

Но даже не пытайтесь заикаться о природе и прочей подобной чепухе! Сидевший рядом с застывшим министром продовольствия его заместитель, смуглокожий и гибкий брюнет, вскочил с места и отвечал, быстро и глубоко кланяясь: Не только соображения, но и конкретные предложения, а также практические разработки.

Вы представляли ваши соображения министру продовольствия? Акриды — это новый вид питания, разработанный под моим личным руководством в одной из лабораторий Института питания Мировой академии наук.

Это съедобные животные, точнее крупные насекомые вида Gryllus migratarius. В настоящий момент сама природа, да простит мне мой Мессия это упоминание, милостиво позаботилась о том, чтобы предоставить нам практически неограниченное количество ценного белкового продукта.

Мой Мессия, разрешите мне представить уважаемому собранию разработанные нами образцы. Мессия и все министры, кроме застывшего Моратти, заинтересованно смотрели на Джубрана. Тот поднялся, поставил перед собой кейс, раскрыл его и начал выставлять на стол пакеты, коробки, коробочки и банки. Вкус отвратительный, но количество протеинов отменное. Годится для питания клонов, а также может быть использовано при изготовлении всевозможных энергетических напитков на фабриках питания — в смеси с другими продуктами и с добавлением ароматизаторов и витаминов, — он вытащил из пакета сушеную саранчу, продемонстрировал ее присутствующим и небрежно бросил обратно в пакет.

Перед вами акрида копченая! Признаюсь без ложной скромности, это самая большая удача нашей лаборатории. Джубран пустил пакет вдоль стола. Министры и заместители с опаской и едва скрываемым отвращением брали копченую саранчу и, расстелив на столе перед собой бумажные салфетки, принялись чистить акриды, как чистят раков. Мессия протянул длинную руку к соседу, министру энергетики, выхватил у него еще не дочищенную акрилу, бросил в рот и с хрустом разжевал. Между прочим, христианские отшельники в пустыне, в том числе и знаменитый Иоанн Креститель, питались исключительно акридами и диким медом.

Джубран между тем продолжал: И, на конец, особое предложение министру сельского хозяйства — кормовая мука из акрид: Мой Мессия и господа министры! Я утверждаю, что мы имеем возможность превратить нашествие саранчи, это всепланетное бедствие, в основу всепланетного благоденствия. Мировое правительство угодливо захихикало. Мне кажется, руководимая мной лаборатория этот наказ Мессии успешно выполняет. Но я, конечно, могу ошибаться, и в этом случае, уверен, мой Мессия меня поправит. Это все, мой Мессия.

Маникюрщик тем временем закончил обработку левой руки Мессии и тихо исчез. Ничего не ответив Джубрану, Мессия встал и подошел к пребывающему доныне в столбняке министру продовольствия. Он возложил свои руки, вновь ставшие самыми красивыми руками на планете, на плечи своего министра и сказал негромко и проникновенно. Я благодарю тебя за многолетнюю верную службу и прощаю тебе твои ошибки последнего периода — самого трудного периода в жизни мирового сообщества и.

Я сам должен был заметить, что ты устал. Ты исчерпал свои возможности, мой бедный дорогой Джузеппе! Отправляя тебя на заслуженный отдых, я скажу от своего имени, от имени мирового правительства и всей Планеты: Мессия, продолжая левой рукой держаться за плечо бывшего министра продовольствия, правой обнял его за горло спереди и резко дернул руку. Мессия отошел, вытирая руки платком, а бывший министр остался сидеть с неестественно запрокинутой за спинку кресла головой.

Все министры и заместители встали и склонили головы. Два охранника подскочили к трупу Моратти, подцепили его под руки и бегом вынесли из кабинета. Пища святых отшельников — это надо же! Однако… Уберите эту гадость со стола! Да не вы, Джубран! Вы сидите спокойно, слушайте и думайте. У меня здесь мало кто думает. Один из охранников подскочил к столу, вытянул из кармана платок, протер стол перед Мессией, а потом платок с остатками растерзанной акриды сунул обратно в карман.

Прочие члены кабинета министров сделали то же самое, используя собственные платки и бумажные салфетки со стола. Мессия между тем обратился к сухощавому старику: Ладно, до русских и китайцев нам пока не добраться, но почему же так много планетян? Все остальные — лишние, лишние, лишние, сколько раз вам повторять! Армию и пролетариат должны составлять только клоны! Люблю я этих послушных малышей… А человечишек на Планете слишком много, мне столько не требуется!

Я приготовил на ваше рассмотрение новый закон об эвтаназии, — сказал Делардье и вытащил бумаги из кейса. Я предлагаю ввести обязательную эвтаназию для всех одиноких инвалидов и хроников. Не везде на местах есть пункты эвтаназии. А как вы принудите инвалидов явиться по вызову, если они, допустим, не намерены расставаться с жизнью? А инвалиды со всего света соберутся сюда. Достаточно объявить неограниченное право на исцеление для.

Инвалиды хлынут со всех сторон. А добравшихся до Иерусалима мы соберем на стадионе и скоренько избавим от страданий с помощью иприта в смеси с веселящим газом. Кто бы знал, как утомляют меня физически и нравственно эти идиотские исцеления! Однако сегодня каждый инвалид или хроник, на деющийся на исцеление по жеребьевке, приносит нам пол планеты в неделю. Иначе бы я вместо вас посадил за этот стол тринадцать клонов. Исцеления Мессии бескорыстны, об этом знает весь мир. А потому каждому пилигриму, отправляющемуся на исцеление в Иерусалим, надо позволить внести сто планет на восстановление Иерусалимского храма.

До исцеления, естественно, а не после… И предложим это, конечно, не мы, а сами инвалиды и хроники. А Храм давно пора достроить, Апостасий уже надоел мне со своими претензиями. Ну что ж, господа министры, я удовлетворен, сегодня мы плодотворно по трудились. Министры встали и запели Общий Гимн, прославляющий Мессию: Союз нерушимый народов свободных сплотил ты навеки, Мессия-отец! За дверью зала заседаний Мессия остановился и прислушался: Мессия покачал головой и удалился в сторону лифта.

Студия, в которой записывались его личные обращения к человечеству, помещалась на девяносто девятом этаже Вавилонской Башни, резиденции Мессии на острове Иерусалим.

Время от времени его больной позвоночник крепко давал знать о себе, и приходилось с этим считаться.

  • Book: Паломничество Ланселота
  • Игра "Целуй и знакомься". Как получить коктейль любви?

Ну что ж, он проведет весь этот день дома: Король Артур что-то хандрит в последнее время, и будет совсем нелишним сочинить для них какое-нибудь незатейливое приключение. Ланселот приподнялся в постели и пересел в стоявшую рядом коляску. Душ он принимать не стал, ни холодный, ни горячий, только умылся и почистил зубы. Через силу, без аппетита позавтракал, приготовил себе грог, принял обезболивающее, подкатил коляску к персонику и стал смотреть программу новостей, потягивая грог из большой глиняной кружки.

Теперь стало ясно, что спина ныла к непогоде. Но как бы там ни было, а теперь надо было подниматься и отправляться за ловушками. Грог — это еще ничего, с половины кружки его не развезет, а вот обезболивающее он не стал бы принимать, если бы знал, что ему придется сегодня выходить в море. А идти надо далеко, до маяка у выхода из Тронхеймс-фьорда: Ловушки эти пластиковые, легонькие, добычу из них можно просто высыпать в ящики, а не выгребать сачком, как из тяжелых железных.

Зато если на дно железной ловушки опустить пару камней, она плотно ляжет на дно и выдержит любой шторм, а пластиковую волна уже в четыре балла рвет в клочья. Одеваясь для выхода в море, Ланселот в который раз подумал, что если бы удалось достать железную сетку, он бы наделал себе новых ловушек по образцу старых, отцовских. Но где теперь найдешь хороший добротный материал? Все на свете стало каким-то непрочным, даже одежда планетян выдерживает только сутки носки, и еще хорошо, что он по инвалидности освобожден от ношения стандартного пластикового костюма.

Ланселот надел свитер, натянул куртку-штормовку а поясницу вдобавок обмотал шарфом. Он выехал на крытую сверху террасу, и будто кто-то наотмашь хлестнул по его лицу мокрым полотенцем — шквалистый ветер уже нес с собой мелкие брызги дождя. На террасе он пересел из домашней коляски в тяжелую уличную, с мотором на батарейке Тесла, заложил дверь дома на засов, чтобы ее не распахнул ветер, и съехал по широкому пандусу на каменистую дорожку, ведущую к причалу в небольшом заливчике.

Он въехал на палубу катамарана по короткому широкому трапу. По пути к рубке Ланселот заглянул в трюм — убедиться, что там есть пустые ящики, хотя на большой улов он сегодня не рассчитывал — какая креветка выйдет гулять в такую погоду! Потом он поехал в рубку. Она была низкая, но просторная, построенная с таким расчетом, чтобы ему сподручно было управляться, сидя в коляске, завел мотор и взялся за штурвал тоже особенный, ниже обычной высоты.

Ветер усиливался, по фьорду гуляла крупная норд-вестовая зыбь: Темная туча на горизонте превратила нижнюю половину переднего стекла рубки в зеркало, и если бы Ланселот хотел, он разглядел бы в стекле отражение широкоплечего парня с вьющимися волосами цвета соломы и небольшой кудрявой бородкой.

Он увидел бы мужественное лицо выразительной лепки с горбатым тонким носом и серо-голубыми широко расставленными глазами, типичное для норвежца. Но как раз собственная внешность Ланселота совсем не интересовала: Вот и первая ловушка. Ланселот надел брезентовые рукавицы, ухватился за торчавший из воды рельс, подтянул к нему катамаран, закрепил его и начал вытягивать проволоку. Она вся обросла морскими желудями, и без рукавиц он бы в кровь разодрал о них руки, прежде чем добрался до кольца, к которому была за четыре угла подвешена квадратная сетка.

Как ни странно, улов оказался хорошим: Ланселот выгреб сачком улов и ссыпал его в пластиковый контейнер, сразу заполнив его почти на четверть. На корме у него стоял деревянный ящик с камнями: Так, продвигаясь от островка к островку, Ланселот шел к выходу из фьорда, попутно поднимая и осматривая ловушки.

Во всех оказались креветки, четыре пятикилограммовых ящика скоро наполнились доверху, и он был рад, что вовремя выбрался из дома. Когда Ланселот подошел к маяку, норд-вестовая волна поднималась вровень с кромкой бортов. Он еще издали увидел, что одну из новых ловушек сорвало и мотает по волнам. Выловив все ловушки, кроме одной —ее все-таки сорвало и унесло в море, он побросал их в трюм.

Все они оказались пустыми. Теперь можно было возвращаться во фьорд и идти к дому. Натруженная спина ныла от боли и просила покоя, а одежда промокла от воды и пота. Он шел в глубь фьорда и раздумывал, что же ему делать дальше: Но свежие креветки стоят дороже замороженных, а Ланселоту нужны были деньги, и он решил идти в Тронхейм.

Но прежде он спустился в каюту по короткому пологому трапу. В тесной каюте было три койки, две по бокам и одна, самая широкая, напротив входа, а посередине оставалось место только для его коляски.

На широкой койке он иногда отдыхал сам, две боковые когда-то занимали его родители, а теперь на них лежали фонари, кой-какой инструмент и рыболовная снасть. Он только снял промокшую куртку и перекинул тело на койку. Через четверть часа он поднялся и снова пересел с койки в коляску. Теперь он мог плыть. Центр питания в приморском городе, естественно, находился недалеко от берега, и Ланселот отправился туда с причала прямо в коляске.

Он рассчитывал, что договорится о сдаче улова, а потом рабочие Центра поедут за ним на причал в грузовом мобиле и заберут ящики с уловом, как это обычно и происходило. Чиновник, всегда принимавший у него весь его улов и особенно охотно бравший креветки, встретил его радушно: Что привезли на этот раз?

301 Moved Permanently

Чиновник знал, кто из его клиентов предпочитает общение, не разделенное звукопроницаемой гигиенической перегородкой. Четыре ящика свежих креветок. И какова теперь цена? Это в связи с появлением нового продукта — сухопутных креветок. Их доставляют с юга Европы. А еще в нашем фьорде есть люди, для которых добыча креветок — единственный официальный заработок. Не станут сдавать — перейдут в разряд безработных со всеми вытекающими отсюда последствиями вплоть до направления на раннюю эвтаназию.

Эти рыбаки, в отличие от вас, Ларе Кристенсен, не могут сдать свой улов перекупщикам, продать на рынке или завести постоянных частных покупателей в городе.

Но на вашем месте я бы все-таки сдал часть улова. Вот пойдет лосось, потом треска —буду сдавать рыбу. А остальное можете отвезти на рынок. Я пришел прямо с лова, чтобы сдать креветки живыми. Но я очень надеюсь, что следующий улов вы, как обычно, доставите к. Мне действительно не слишком легко дается этот мой заработок, тут вы правы. Чиновник Центра с явной симпатией относился к молодому рыбаку-инвалиду и обычно Ланселот охотно с ним беседовал, иногда они даже выпивали по стаканчику энергена, сидя за круглым столиком в углу приемной, но сейчас он и вправду очень спешил.

Тронхейм после Катастрофы быстро разросся и стал огромным городом, как почти все скандинавские города, когда сюда хлынуло население полузатопленной Европы. Новые кварталы тысячеквартирных домов протянулись на километры, но рыбный рынок, куда было нужно Ланселоту, находился недалеко, и он не стал брать таксомобиль, а отправился туда прямо в коляске.

Он подкатил к рыбному ряду и сказал первому же продавцу, что хочет продать четыре пятикилограммовых ящика живых креветок. Сегодня мало кто выходил на лов. Когда он добрался до причала, рыбник уже был там со своим грузовым мобилем. Рыбник шагнул на катамаран, подошел к ящику и поднял крышку: Это было столько же, сколько ему прежде платили в Центре питания, однако ниже обычных рыночных цен, но спорить уже не приходилось.

Рыбник достал карманный персоник, Ланселот приложил к окошечку большой палец с прсональным кодом, и когда в нем появился его банковский счет, тот перевел на него четыре планеты. Рыбник снес на причал все ящики. Они простились, обменявшись кодами и договорившись, что в следующий раз Ланселот предупредит рыбника о доставке улова заблаговременно.

Теперь можно было отправляться на свой остров. Добравшись до дома, Ланселот сразу же принял горячий душ, поел, приготовил грог, проглотил три таблетки аспирина, взял книгу и улегся в постель. Он читал бумажные книги и почти никогда не пользовался Всемирной библиотекой по персонику, благо книг в музее-усадьбе Писателя было достаточно. Он со вздохом пересел в коляску и поехал к. На экране появилось письменное сообщение: Так… Вообще-то, этого следовало ожидать.

Уже много лет никто не посещал усадьбу Известного Писателя, и он уже давно был по существу сторожем при никому не нужном музее. Ланселот начал помогать отцу в усадьбе-музее еще с детства, он был хорошим и грамотным экскурсоводом; ему казалось, что он так и будет служить в усадьбе до конца своих дней и жить в этом старом, до последнего гвоздя знакомом доме, рядом с могилой матери в маленьком саду.

Из дома не гонят, и то хорошо. В послании ничего не сказано о его заработной плате: Он ведь не получает ни бесплатной еды, ни одежды, как прочие планетяне, не получает даже лекарств и витаминов по общим каналам, поскольку остров не подключен ни к одной из линий жизнеобеспечения, кроме электролинии Тэсла.

Ланс еще не успел отъехать от персоника, как снова прозвучал вызов и на экране появилось новое сообщение: Это значит — одна планета в месяц. Имея жилье и продолжая выходить в море, прожить, конечно. Но кое от чего придется отказаться, и в первую очередь — от Камелота. Король Артур, конечно, огорчится, но Ланселот предложит ему общаться через персоник, он уже давно об этом подумывал. Он вызвал код банка и убедился, что на его счету всего двадцать шесть планет.

Ладно, решил он, придется рассчитывать на путину лосося: И он снова взялся за книгу. Долго читать ему не пришлось. Что за день такой, со всех сторон обложили! Он вернулся в постель. Прежний срок обязательной эвтаназии ему был назначен на двадцать пять лет, а теперь, выходит, остается всего год жизни с небольшим, ведь ему скоро исполнится двадцать два.

Конечно, он может отказаться от эвтаназии, поскольку формально она является актом добровольным; но отказаться —значит стать асом, асоциальным элементом. Избравших этот путь исключают из Банка людских ресурсов и лишают персонального кода, а человек без кода оказывается выброшенным из нормальной жизни: Он даже не может вызвать полицию или обратиться в суд, если его здоровью или имуществу будет нанесен ущерб.

Нет, жизнь аса Ланселота отнюдь не привлекала. Остается одно — надеяться, что ему все-таки повезет с жеребьевкой. Так он лежал и предавался тягостным мыслям, уже не пытаясь больше читать.

Редко, очень редко Ларс Кристенсен и сэр Ланселот Озерный позволял унынию овладеть собой, но сегодня это случилось. Подошло время вечерних новостей. Он мог смотреть их прямо из постели по маленькому дорожному персонику прикрепленному к спинке кровати.

Ланселот включил программу и после обычной сводки услышал сообщение о засухе в южных районах Планеты. Планете не грозит голод с тех пор, как специалисты по питанию открыли новый вид питания, запасы которого практически неисчерпаемы. Ага, вот это интересно! Дальше были показаны документальные кадры: После сообщения о сухопутных креветках, почему-то так и не показанных крупным планом, ведущий предложил всем планетянам спеть Общий Гимн перед выступлением Мессии.

Гимна Ланселот петь не стал и даже убавил звук. Он бездумно смотрел, как сменяют друг друга привычные кадры с толпами поющих планетян: Ланселот хорошо сделал, что не выключил персоник: После Гимна он услышал из уст самого Месса, что отныне Мессия обещает исцелять всех инвалидов, увечных и больных, которые прибудут к нему за помощью на остров Иерусалим.

Потом пошли волнующие кадры массового исцеления на огромном иерусалимском стадионе с Вавилонской Башней на заднем плане. Мессия, высокий, на голову выше всех сопровождающих его министров, врачей и охранников, обходил ряды инвалидов. Одних он исцелял прикосновением руки, других — одним лишь взглядом. Труднее всего Мессии давалось исцеление слепых и увечных. Вот он подошел к молодому парню в инвалидной коляске, положил руки ему на плечи и сжал.

Забили барабаны, высоко взвыла напряженная музыка, и на экране крупным планом появилось сосредоточенное лицо Месса с выступившими на лбу каплями пота, и все жители Планеты убедились воочию, как дорого ему стоили эти чудеса.

Месс выпустил парня из объятий — и все увидели ошеломленное и счастливое лицо бывшего инвалида, стоящего на своих ногах рядом с пустой коляской. Парень заплакал и покачнулся на еще нетвердых ногах.

Его тут же заботливо подхватили под руки два медика в белых комбинезонах и под торжественную музыку фанфар осторожно повели в помещение под ликующими трибунами. Потом ведущий программы новостей объявил, что на размещение и содержание прибывающих в Иерусалим паломников Мессия отдает свои личные средства, которые прежде собирался пожертвовать на восстановление Иерусалимского Храма.

Узнав об этом, первые инвалиды, уже прибывшие в Иерусалим и исцеленные Мессией, отдали на восстановление Храма все свои сбережения и призвали к тому же тех, кто еще только собирается в Иерусалим. Было показано выступление этих счастливчиков.

Один из них сказал: И вот наша мечта исполнилась. Мы отдали все что имели на построение Иерусалимского Храма, и мы призываем тех, кто еще только готовится к паломничеству в Иерусалим, поддержать. Братья по несчастью, планетяне-инвалиды! После него снова выступил Мессия. Дорогие мои дети, которых сегодня я обрел и обнял здоровыми и счастливыми! Я благодарю вас, вы согрели мое сердце. Но я не хочу, чтобы вы жертвовали все свои деньги на мою мечту — на восстановление Храма, я просто не в состоянии этого допустить.

Но и обидеть вас, отказавшись от вашего искреннего дара, я не могу. Будет достаточно, если все паломники ограничатся какой-нибудь единой для всех и, конечно, очень скромной суммой. Потом выступил главный архитектор строящегося Храма, за ним министр здравоохранения Славичев, а после всех глава Мировой Церкви папа Апостасий Первый, и сумма была названа — сто планет. К черту все мысли о безработице и об эвтаназии!

Двадцать шесть планет у Ланселота было на счету, оставалось раздобыть еще семьдесят четыре, ну и что-то на дорогу. Он будет теперь выходить в море каждый день, в любую погоду, и придется его спине потерпеть.

Еще семьдесят четыре планеты — и вперед! Теперь надо было встретиться с королем Артуром. Ланселот одним движением перебросил тело из постели в коляску, подъехал к большому персонику и надел обруч. Этот довольно тяжелый мяч сшит был из позолоченной кожи и набит песком, и был он вовсе не игрушкой, а воинским снарядом для укрепления мышц рук и плеч. Мост оказался приподнятым примерно на высоту человеческого роста, и, стоя в его тени, Ланселот мог наблюдать за игрой, оставаясь невидимым.

Герольды старались поймать мяч, обходя и отталкивая друг друга; они были неуклюжими и очень забавными, и ничего удивительного, что король то и дело заливался хохотом.

Поймав мяч, они тут же бросали его королю обратно, но чаще бестолково роняли вниз, а король его подхватывал и снова забрасывал на башню. Но вот король особенно сильно размахнулся, мяч перелетел через головы герольдов и упал где-то во дворе замка. Король побежал за ним в ворота. Ланселот не стал дожидаться, пока тот вернется и впустит его в замок: Герольды тот-час протянули к нему руки: Ланселот усмехнулся, пошарил глазами на земле, нашел у стены булыжник и забросил его герольдам. Один из них поймал округлую каменюку, и они оба склонились над ней, пытаясь понять, что же такое случилось с их мячиком?

Ланселот прошел сквозь ворота и увидел, что король сидит на краю старого колодца, наклонившись к воде: Ланселот подошел неслышным шагом и стал за спиной Артура. Посреди заполненного мутной зацветшей водой колодца на большом листе кувшинки сидела крупная, неестественно зеленая лягушка с маленькой золотой коронкой на голове. В перепончатых лапах лягушка держала золотой мяч.

Почувствовав его взгляд, король оглянулся. Хорошо, что ты пришел. Понимаешь, какая штука, мне, кажется, удалось вызвать персону! Послушаем, что же он говорит, —и Ланселот положил руку на плечо короля. Лягух сидел на листе, чуть подкидывая мяч. Это все-таки фантом, и он случайно попал в нашу Реальность! Я знаю эту сказку. Отдай мне мой мяч, лягушонок! Принцесса уронила в колодец золотой мячик, а лягушонок выловил его и пообещал ей вернуть, если принцесса даст слово исполнять все его желания.

Она несет его во дворец, сажает с собой за стол, кормит, несет в свою спальню. Но когда лягушонок обнаглел и потребовал, чтобы она взяла его с собой в постель, разгневанная принцесса хватила его об стенку. Лягушонок успел превратиться в прекрасного принца. Лягушонок, лягушонок, кто бы ты ни был, отдай мне мой золотой мяч!

Фантом подплыл на своем листе поближе и потребовал: Зеленый лист вместе с лягушкой и мячом взлетел в воздух, и под ним оказалась серая змеиная голова на желтовато-белой шее толщиной с хорошее бревно.

Я сам тебя сейчас поцелую! Если бы Ланселот начал оттаскивать короля или доставать из ножен меч, чтобы бороться со змеем, он бы опоздал; но сэр Ланселот поступил единственно правильным образом — он просто сдернул с головы Артура корону. В тот же миг король исчез, а змей с размаха врезался пастью в каменную стенку колодца. Один из его страшных зубов отломился и отлетел в сторону, а из оставшегося в пасти пенька брызнула оранжевая жидкость. Только тогда Ланселот выхватил меч и попытался отсечь змеиную голову.

Но чудовище успело дернуться в сторону, и Ланселот лишь слегка задел его мечом. Ланселот осторожно заглянул в колодец. Вода была мутной, и разглядеть что-либо в глубине было невозможно.

Потом булькнуло и на поверхность вынырнул золотой шар. Ни лягушонок, ни змей больше не появились, и Ланселот мечом осторожно подогнал мяч к стене колодца и выудил его из воды.

Мяч покатился, виляя на булыжниках, а потом замер, остановленный ногой короля: Артур уже успел снова появиться, но на этот раз в десяти шагах от колодца.

Чудовище успело улизнуть, я только задел его мечом, — ответил Ланселот, разглядывая валявшийся на камнях желтоватый полый зуб. Мне бы хотелось знать, чем это могло кончиться. Я никогда не слышал, чтобы кто-то реально погиб в Реальности! А ты где-нибудь встречал статистику на этот счет? Знаешь, друг король, я не так храбр, как.

Я не пожалею денег и сегодня же закажу крепкую крышку на этот колодец. А еще лучше — совсем его уберу. Ты просто позавидовал, что мне удалось вызвать настоящую персону, вот что я тебе скажу!

Вода все еще плескалась о каменные стенки. Сегодня ему совсем не хотелось ни ссориться, ни спорить с Артуром. Он подцепил мечом валявшийся на камнях зуб и ловко забросил его в колодец. Я сохранил бы его на память, ведь мне впервые удалось вызвать персону! Мне надо поговорить с тобой, ведь я пришел с новостями. Они поднялись в пиршественный зал и сели на привычных местах у камина.

Ланселот помолчал, а потом начал, но не с новостей. А не попытаться ли нам снова пригласить Сандру через Банк-Реаль? Как она впервые пришла к нам когда-то по вызову, так и теперь может к нам вернуться по новому вызову. Мы ведь ее так оби дели. Она попросила у нас денег на дорогу к своей больной бабушке, а мы начали ей плести, что это, мол, не принято — помогать друг другу не в Реальности, а в жизни.

На самом деле мы не захотели признаться, что у нас просто нет таких денег. Сандра умная женщина, и она поймет нас, если мы ей расскажем, что когда она так и не вернулась и все начали обвинять в этом друг друга, только тогда и выяснилось, что в нашей Реальности собрались люди, у которых и на саму-то Реальность едва хватало денег.

Вот и давай разыщем Сандру. Что нам мешает хотя бы попытаться снова вызвать ее через Банк-Реаль в роли декоратора? Ее звали Кассандра Саккос. Был такой знаменитый спасатель во время Катастрофы Илиас Саккос, возможно, ее родственник.

Мой отец работал под его началом и погиб вместе с ним в Греции, вот я и запомнил фамилию Сандры. Ланс, у меня как раз есть немного денег, и я могу сделать этот вызов прямо. Сдернув корону-обруч, король исчез.

Ланселот нетерпеливо ждал его, поглаживая голову Дианы, лежащую у него на коленях. Король Артур скоро вернулся, и теперь они уже оба сидели и ждали, что вот-вот, как когда-то давным-давно, откроется дверь и в пиршественный зал войдет умница и красавица Сандра Саккос. Но ждали они напрасно. Послышался сигнал, и король снова отправился к персонику. На этот раз он вернулся сразу и крайне огорченный: Их спросили, не хотят ли они вызвать другого декоратора, но Артур снял заказ.

Да, друг король, как жаль, что мы не знаем персонального кода Сандры! Вызвали бы ее, попросили прощенья, и все наладилось бы в нашем королевстве.

Надо по крайней мере нам с тобой обменяться кодами. Да и вообще мы с тобой в последнее время не столько играем в рыцарские приключения, сколько беседуем о том о сем. С таким же успехом этим можно заниматься через персоник, и это гораздо дешевле, чем выход в Реальность. Получается, что мы, два дурака, платим такие большие деньги за декорации к нашим беседам.

Тебе так жаль расстаться с Камелотом? Правила Реальности совсем не запрещают личного общения участников. Не уговаривай меня, Ланс, я на это не пойду! Но, между прочим, не у тебя одного.

(Целуй и Знакомься в Одноклассников) 228-сердец

Но давай взглянем на проблему с другой стороны: Дорогой мой король, я совсем не хочу когда-нибудь вот так же потерять и тебя — по глупости или по недоразумению. И это после стольких-то лет? Ты ведь не знаешь, Ланс, что я за человек на самом деле, как я, например, выгляжу. Мы за эти годы через рыцарскую сказку стали настоящими, а вовсе не реальными друзьями, а разве имеет значение внешность друга?

Я не древнего короля бриттов в тебе уважаю и люблю, а того человека, который исполняет роль короля Артура. Наплевать мне, есть у тебя корона на голове или нет — мне важно то, что у тебя в голове находится.

Артур, неужели ты думаешь, для меня имеет значение, из какой ты семьи, сколько тебе лет, какого цвета твоя кожа и как ты выглядишь? Хочу только заметить, что как раз у меня всегда были причины не желать, чтобы ты или кто-то из наших рыцарей, а уж тем более прекрасных дам, увидел меня: Но я не боюсь показаться тебе таким, какой я.

Поэтому запиши-ка мой код: Мое настоящее имя Ларе Кристенсен. Я надеюсь, ты все-таки передумаешь… — И не подумаю передумывать. Но код мой ты на всякий случай запиши. Вот, смотри, я тебе на стене пишу, — и Ланселот острием кинжала нацарапал свой код на стене между двумя гобеленами. Ладно, подумал Ланселот, надпись-то все равно останется. Как я тебе завидую, сэр Ланселот!

Ты увидишь вблизи Вавилонскую Башню, восьмое чудо света, и своими глазами увидишь, как строится девятое — Иерусалимский Храм. А вдруг ты там встретишь самого Месса? Говорят, он ходит по улицам Вечного города совершенно свободно, даже без охраны, — король пытался изобразить восторг, но голос его дрожал. Сколько дней тебя не будет? Когда ты собираешься лететь? И я не полечу, а пойду морем. Думаю, это будет довольно долгое паломничество. И вот что еще, король: Я должен проститься с Камелотом.

Какая тебе разница, в какую воду забрасывать удочку — в реальную или настоящую? Мне нужна настоящая рыба, и не удочкой я ее ловлю, а сетями. А зачем тебе так много рыбы? Я рыбак, и этим живу.

Форум о куклах DP

А теперь мне нужны деньги на паломничество, — и Ланселот поторопился закончить разговор. Пожалуйста, не уходи, Ланс! Он тут же вызвал Банк-Реаль и, не объясняя причины, закрыл свои договор по использованию Реальности. На этот раз он собирался продать рыбу в Осло. Бывшая столица Норвегии Осло была перенаселена, и возле наскоро сооруженных длинных причалов в несколько рядов стояли на якорях бывшие военные корабли, приспособленные под жилища для бедноты. Но не было во фьорде той деловитой толкотни рыбацких судов и суденышек, которую он помнил по давним поездкам в Осло с отцом.

Что ж, подумал Ланселот, значит, у него будет меньше конкурентов на рыбном рынке, и он сумеет хорошо продать свой улов. Ланселот пришвартовал катамаран, выкинул трап и съехал по нему на причал. К нему тут же подошел дежуривший на причале полицейский и достал из висевшей на плече сумки считывающее устройство. Ланселот протянул полицейскому правую руку, и тот коснулся аппаратом его боль-шого пальца.

Я живу в Тронхейме-фьорде. В Осло я пришел, чтобы продать лососину. У вас есть договор с Центром? Но наш Центр питания снизил расценки, а мне нужны деньги. Разве я не могу продать свою рыбу на рынке в Осло? В свободном мире, как известно, молодой человек, раз решена свободная торговля.